Главная » Файлы » Сказки » Сказки Доброй Волшебницы

Марина Купченко - Истина
[ · Скачать удаленно (116 кб) ] 01.06.2015, 15:44
Мишка-волшебница1.jpgВ эту ночь старик проснулся от того, что явственно услышал: "Вставай!", трижды обращенное к нему. Когда он открыл глаза, слово это все еще звучало в его ушах, властно и настойчиво призывая к действию. Он огляделся. В комнате было еще темно, так что нельзя было определить, который час. Но по тому, что небо за окном начало чуть-чуть сереть, он понял, что скоро рассвет. Странное обращение встревожило старика и хотя он все время пытался убедить себя в том, что это только сон, он встал и прошелся по комнате. Все было как всегда: вещи на тех же местах, ничто не нарушало извечной ночной тишины и покоя дома, и только старые часы негромко тикали на стене, да за перегородкой слегка посапывала во сне его белокурая любимица - единственная внучка. Старик взглянул на нее и невольно залюбовался. Она показалась ему сейчас, в этот тусклый предрассветный час, похожей на прекрасную белую розу, только вчера расцветшую в его саду.
"А ведь сегодня день ее рождения. Видно, та роза расцвела ей в подарок", - подумал старик. И он очень обрадовался своей догадке, ибо давно уже думал, что же ей подарить: "А подарить розе розу - это дать ей друга: пусть цветут вместе". И от этой мысли старику вдруг стало так радостно, что он ощутил, что не может больше сидеть в комнате, а должен немедленно пойти проверить ту розу, которая цвела на клумбе. Он быстро оделся и вышел в сад.
Сад у старика был небольшой, но каждому, кто входил в него, казалось, что он попал в сказочный сад, так много было в нем цветов необычайной красоты и так удивительно сочетались они по цвету и запаху. С ранней весны и до поздней осени сад этот благоухал и переливался, играя всеми цветами радуги. Казалось, нет на земле такого оттенка, которым не обладали бы цветы в саду старика. А когда по дорожкам сада бегала его белокурая внучка, сад казался еще прелестнее, а люди даже называли его "садом феи", потому что им казалось, что только сказочная фея может создать и охранять такой сад, а девочку они называли крестницей феи, так похожа она была в своем простеньком платье на босоногую принцессу, получившую от феи необыкновенные дары, но еще об этом не знающую.
Старик гордился и садом, и внучкой, и радовался, что сегодня они сливаются для него воедино: он сможет подарить своему земному сокровищу часть своей души, ведь цветы были душою старика. Он медленно шел по дорожке, любуясь садом и придирчиво его оглядывая: все ли в порядке, все ли готово к его великому празднику.
А над землею загоралось утро. Бледно-розовая заря залила восточную часть неба, и старик обратил к ней свой взор. Он любил наблюдать восход солнца. Он старался запомнить те быстро изменяющиеся от ярко-красного до нежно-желтого, бледно-голубого и зеленоватого оттенки, которые окрашивали в это время небо. Он сравнивал их со своими цветами и старался найти такой, какого еще не было в его саду, чтобы обогатить его новыми цветами. Заря, которую он наблюдал, казалась необыкновенной. Никогда еще он не видел такого буйства огненно-красных, ярко-багровых, оранжево-рыжих, лимонно-желтых, нежно-розовых красок, попеременно заливающих небо, как будто мир, а может быть, старика, хотели подготовить к чему-то необычайному, что должно было вот-вот случиться, и старик почувствовал это, завороженный удивительной зарей; он все же внутренне напрягся, даже насторожился, ожидая чего-то неведомого, но не страшного, что должно произойти и произойдет сейчас на его глазах. И в тот самый момент, когда первый луч солнца ярко вспыхнул наконец над горизонтом, старик услышал, как кто-то постучал в калитку его сада.
Он обернулся. У ворот стояла скромно одетая пожилая женщина с грустным взглядом темно-серых глаз и робкой доброй улыбкой на поблекших губах.
- Здравствуйте, - сказала женщина. Голос ее поразил старика своею необычной мелодичностью. Он был молодым и звучным. Казалось, тысячи серебряных колокольчиков зазвенели в саду в тот момент, когда она произнесла это такое привычное слово.
- Здравствуйте, - как эхо откликнулся растерявшийся вдруг старик.
- Мне сказали, что в вашем саду можно найти удивительные цветы. Не могли бы вы продать мне один из них: сегодня день рождения моей крестницы, и я хотела бы подарить ей что-нибудь необычайное.
- Я не продаю цветов, - сказал старик. - Но ваше желание мне понятно. У моей внучки тоже сегодня день рождения, и я хочу подарить ей розу. Зайдите в сад и выберите то, что понравится вам. Я буду рад, если вы найдете здесь что-нибудь себе по душе.
Женщина открыла калитку и вошла в сад. Только теперь старик заметил, что она была не просто скромно одета. Это был траур, глубокий траур, который женщина носила, по-видимому, уже давно и который так слился с нею. что стал для нее как бы ее вторым я. Она приближалась к старику, не спуская с него своих удивительных глаз, и в какой-то момент он заметил, как глаза эти ярко вспыхнули, как будто бы в них отразилось солнце, и лучи, брызнувшие из них, обожгли старика. Сердце его забилось, какие-то неясные ощущения зашевелились в груди. Он совсем растерялся, но женщина, казалось, не замечала этого. Она спокойно шла по дорожкам сада и вдруг остановилась перед той самой белой розой, которую старик собрался подарить сегодня своей внучке.
- Вот она, - сказала женщина.
- Кто она? - с трудом произнес старик и сам удивился глухоте своего голоса.
- Роза Истины, - ответила женщина, и в уголке ее глаза затрепетало нечто, похожее на бриллиант. Но старик тут же понял, что это нечто вовсе не было мертвым бриллиантом, это была живая капелька росы, каждое утро украшающая своим трепетом лепестки его нежнейших цветов. И каждое утро солнце, целуя цветы, вбирало в себя эти слезинки их души.
- Да, - неожиданно сказала женщина, - ты прав. Это, действительно, капля росы, и ее тоже должно высушить солнце, но не небесное, а то, что горит в человеческом сердце. Я так давно ищу то сердце, которое сможет осущить мои слезы.
Старик вздрогнул и посмотрел на свою гостью с изумлением и испугом. На его глазах с нею что-то происходило. Она как будто молодела, горестные морщины на ее лице сглаживались, посадка головы приобретала горделивость, а из-под черной накидки, распахнувшейся на груди, выбился белый кружевной воротничок.
"Фея, - подумал он. - Фея, которая хочет унести белую розу моей внучки для своей крестницы". Горечь залила его сердце. Он готов был отдать фее все цветы своего сада, но эту розу...
Лицо гостьи опять помрачнело, и печальная морщинка прорезала лоб.
- Ты пожалел ее для меня, - грустно сказала она. - Значит, и ты не узнал меня. А я уже почувствовала жар твоего сердца.
Старик больше не удивлялся тому, что эта странная женщина читала его мысли. Он удивился другому: в груди его пылал костер, он ясно ощущал это. Ему показалось даже, что, поднеси он к груди руку, и на руке останется ожог. Но при этом он точно знал, что не хочет, чтобы костер этот вдруг снова потух. Он ощутил, что жизнь его уже разделена на две неравные части: до прихода этой женщины и после него. И понял, что от него нужна жертва, великая жертва, которую он должен возложить на алтарь этой женщины, хотя он не знал даже, как ее зовут, кто она и откуда.
- Ты не знаешь меня? - вдруг снова улыбнулась женщина. - Хочешь знать, кто я и откуда!.. Ах, люди, люди, вы любите адреса и даты... А ведь все вы встречались со мною, хоть меня и не узнавали. Вы искали меня, вы стремились ко мне, и я шла вам навстречу, открывая свои объятия, но вы сворачивали в сторону, в ужасе отшатывались от меня, заявляя, что я в очередной раз обманула ваши ожидания, вы развенчивали меня и доказывали, что я не существую, а я стояла рядом с вами, но вы не признавали меня. Да, старик, такова моя жизнь на земле, и я не думаю, что смогу тебе лучше ответить на вопрос: кто я.
- Так значит, это тебе строят храмы? - неожиданно для самого себя спросил старик. Его дерзкое обращение на "ты" к этому высшему, как понял он теперь, существу, поразило его самого.
- Да, мне, - печально ответила она. - Мне строят храмы из камня, в холодных стенах которых я не могу просуществовать и дня. Ради меня зажигают огонь, который меня не греет, меня изображают художники, не желающие меня узнавать. Моим каменным изображениям поклоняются те, кто гонит меня на улице. Я самый несчастный отверженный на земле, а сегодня и ты не захотел мне подарить свою розу, ибо и ты не узнал меня. А я так на тебя надеялась! Но уже не в первый раз надежды мои разбиваются о жестокую реальность.
Женщина говорила спокойным и ровным голосом, но в нем было так много горечи и боли, что у старика перехватило дыхание. Он вспомнил: "Вставай!", трижды прозвучавшее в его ушах. Он знал теперь, что это означало и куда его звало. Единственный раз в жизни он услышал Великий Зов и не понял его смысла. Его привели сюда, в этот сад на восходе солнца, окрашивающего мир розовыми лучами любви, чтобы он принес миру свою великую жертву, искупив страдания той, что десятки и сотни лет изгнанницей бродит по свету, а он оказался таким же, как все: ничего не видящим, ощущающим лишь себя и свою боль, думающим лишь о своих маленьких радостях. И мучительно жаркие слезы хлынули вдруг из глаз старика. Он опустился на колени перед своею великой гостьей и склонил голову. Он готов был умереть здесь, на ее глазах, лишь бы хоть немного облегчить ей боль, хотя понимал, что, как это ни ужасно, но от его смерти ничто на земле не изменится.
И в это самое мгновение, когда, казалось, ничто не сможет изменить волю неумолимого рока, на дорожке раздался топот босых ног. Девочка в белом платье с развевающимися по ветру белокурыми волосами бежала от дома. Свободное платье ее на бегу раздувалось как парус, и казалось, за спиной ее выросли крылья. Золотистые волосы, поднятые ветром, напоминали нимб. На мгновение старику показалось, что светлый ангел снизошел на землю и спешит на помощь терпящим кораблекрушение. Девочка подбежала к деду, обняла его за шею левой рукой, как бы защищая и прощая одновременно, а правой рукой сорвала ту самую белую розу, которую старик готовил ей в подарок, и протянула ее таинственной гостье.
- Здравствуй, крестная, - неожиданно произнесла она. - Я узнала тебя, хоть никогда и не видела. Я знала, что ты придешь сегодня, ведь вчера расцвела твоя роза.
Старик с изумлением посмотрел на внучку. И не узнал ее. Ему показалось, что он в театре и видит преображение Золушки. Глаза его любимой девочки сверкали неземным светом, вокруг нее разлилось удивительное сияние, согревающее душу, а улыбка ее детских губ источала великую любовь и нежность. Он перевел глаза на ту, на кого были устремлены глаза его внучки, и вздрогнул. Перед ним стояла вечно юная, да именно вечно юная, он сразу понял это, красавица, источающая свет, под действием которого мир приобретает другие очертания. В этом свете растворялись ложь, злоба, алчность, предательство. Старик сразу понял, что чувства эти не смогут выдержать его мягкого, но такого мощного луча. Зато все прекрасное вспыхивало еще ярче, озярялось великой любовью и вечной радостью бытия.
- Да, старик, твоя внучка узнала меня, - улыбнулась таинственная гостья. - И ты правильно понял, кто я, хотя и побоялся произнести мое имя вслух. Я - Истина. Гонимая, неузнанная, презираемая, отрицаемая, но непобедимая, реальная, единственная. Я хожу по свету и ищу тех, кто ждет меня, кто приготовил для меня храм в душе своей. Сегодня я пришла к вам. Я знаю, что в сердце твоей внучки я нашла самый чистый и святой храм Истины на земле. Она моя крестница, хотя ты и не знаешь об этом. Я давно слежу за ней, наблюдаю, как она растет, как готовится она принять мой огонь. А вчера в твоем саду расцвела эта роза, которая сказала мне, что храм готов, и я пришла сегодня зажечь в ее сердце мой факел, который она пронесет через годы и расстояния. Это нелегкая ноша, ибо тот, кому суждено светить, должен страдать. Но я знаю, что нет ноши более достойной, чем эта. Ты согласна со мной, девочка?
Но девочка ничего не ответила, лишь глаза ее ярко вспыхнули, и эта вспышка была красноречивее всяких слов.
Тогда Крестная взяла розу и поднесла ее сначала ко лбу девочки, а затем к ее сердцу.
- Я навечно соединяю твои мысль и сердце, - сказала она. - Отныне твое сердце станет умным, а мысль - доброй. А эта роза навечно свяжет тебя со мною, и каждый свой поступок отныне ты будешь проверять по ней, ибо это роза души Истины, и она тебя не обманет. А ты, старик, поднимайся с колен, - обратилась она к нему, заметив, что тот все еще стоял перед нею на коленях, - Истине не нужно поклонение, ей нужна преданность. Я почувствовала жар твоего сердца. Ты сумел высушить им мою слезинку, и она теперь вошла в тебя. Поэтому я оставляют вас спокойно. Отныне вы на верном пути, который ведет человека вверх. Вам будет трудно, но вы уже никогда не захотите свернуть с него. А теперь - прощайте!
И удивительная гостья вдруг растворилась в воздухе, как прекрасное сверкающее видение. Старик и девочка даже не могли бы с уверенностью сказать, видели ли они ее или им это только показалось, и единственным, что осталось в их руках от этой чудесной встречи, была белая роза со сверкающим бриллиантом росы в самой середине ее прекрасной чашечки да странный жар в груди, который звал куда-то вперед и вверх, призывая осветить Землю и взлететь к звездам.
 
 
© Марина Купченко
 
 
 
 
Тексты, представленные на сайте http://lukomskaya.ru/  в разделе "Сказки Доброй Волшебницы", принадлежат Марине Леонидовне Купченко. 
Многие из них вошли в сборник "Законы отражений", его выходные данные:

Купченко, Марина Леонидовна
Законы отражений : сказки и новеллы / Марина Купченко. - СПб., 2008. - 184 с.

В настоящей книге собраны сказки и новеллы, многие из которых связаны с мифологией и фольклором древних народов Востока и Европы. Являясь оригинальными художественными произведениями, они обладают и дополнительными возможностями, выполняя задачу активизации деятельности правого полушария и гармонизацию мозга современного человека, страдающего от гипертрофированного развития левого полушария.

УДК 82-34
ББК 83.3(2Рос=Рус)6
К92
© Купченко М.Л., 2008
Категория: Сказки Доброй Волшебницы | Добавил: leonatus | Теги: сказки доброй волшебницы
Просмотров: 1316 | Загрузок: 316 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]