Главная » Файлы » Сказки » Сказки Доброй Волшебницы

Марина Купченко - Храм
[ · Скачать удаленно (124 кб) ] 28.06.2015, 20:23
Марина КупченкоСреди бесконечных миров, разбросанных в беспредельном Космосе, Земля казалась маленькой пылинкой, затерянной в вечности мироздания и ощущавшей себя иной раз падчерицей Пространства. Она давно скорбела о том, что Абсолют все забывает послать ей своей Великий Луч Истины, озаряющий сердца и дарующий бессмертие. Луч, который с нетерпением ждала она уже миллионы лет. Земля боялась, что устанет ждать, и тогда случится самое страшное: когда этот Луч наконец достигнет ее, она его не узнает. И не знала она, что уже многие века Луч Истины, прорезая ослепительным светом пространство, ниспускался на Землю, обращая к землянам свой вечный неслышный зов. Люди, однако, смутно ощущали его и, вздымая к небу руки или обращая к нему свой взор, пытались прислушаться к чему-то, что звало и манило в бездонную высь, к звездам, к тому, что было истинно.
Но подлинного зова этого луча еще не ощутил никто. Мир, казалось, замер в бесконечном ожидании.
Меж тем среди людей стали появляться те, кто, как им казалось, понял тайну Великого Луча. Они посчитали себя посвященными, попытались осознать Истину в себе. Им не было пока известно, что внутри каждого человека существует магический кристалл, преломляющий Луч Истины в себе, и что степень преломления его зависит от чистоты кристалла. Чем чище кристалл души, тем правильнее отражается в нем Истина. Но, не найдя этого кристалла и не увидев потому опоры внутри себя, они задумали создать себе опору в камне и тем обессмертить ее, поскольку людям Земли камень всегда казался символом бессмертия. И потому они решили построить Храм Истины, храм, превосходящий все, что когда-либо существовало на Земле, храм на все времена, для всех народов, для всех учений. Они стали говорить об этом вслух, проповедовать эту идею с кафедр, писать о ней книги.
Постепенно эту мысль стала овладевать все большим числом людей. Они начали съезжаться отовсюду, устраивать целые конгрессы и подыскивать место для будущего Храма Истины. Последнее было для людей самым сложным, ибо каждый хотел, чтобы Истина была всегда рядом с ним, а потому старался доказать остальным, что Храм нужно строить именно там, где он живет, и приводил для большей убедительности своих слов многие основания.
Южане считали, что Истина - это огонь Солнца, а солнечного огня больше всего на юге, и потому Храм нужно строить именно там. Северяне утверждали, что Истина - это Свет, побеждающий тьму, а именно они жили в краю белых ночей. Жители Востока говорили, что Солнце всходит с востока, а потому именно там засверкает первый Луч Истины, жители Запада возражали им, заявляя, что именно на Западе свет уходит в бесконечность, а потому его истина истинна вдвойне. И все эти аргументы было трудно оспорить, ибо в каждом из них жила какая-то часть души Истины. Но, осознавая это, люди, однако, не хотели признаться вслух, что все они правы и не прав никто, ибо тогда рухнула бы их заветная мечта о Храме Истины, и потому они спорили, спорили, заливая Землю словами, постепенно терявшими свой первоначальный смысл, и все никак не могли прийти ни к какому решению. И в тот момент, когда, казалось, всякая надежда на примирение была уже утрачена, встал один мудрец и предложил решить спор жребием, который он назвал "божьим судом". Для этого он предложил разделить Землю на квадраты и поставить номера этих квадратов на жеребьевочных листах. И поскольку всем это показалось разумным, так и поступили.
"Божий суд" оказался суров и неясен для людей. Когда объявили место, где должен был быть построен храм, ропот изумления прошел по залу избранных и посвященных, ибо им оказалась огромная безводная пустыня.
"Строить Храм там? Но как это возможно? И для кого же он будет там построен?" - с недоумением спрашивали себя земные мудрецы. Мудрость их не позволяла им оставлять вопросы без ответа, а посему через какое-то время они постигли, как им казалось, голос Истины, звучавший в откровении жребия.
Храм должен быть построен как вечное святилище Духа, как его форпост, как его хранитель и носитель, а потому огромная безводная раскаленная огнедышащая пустыня - лучшее место для такого Храма, да и само строительство его должно превратиться в испытание силы Духа, не говоря уже о служении ему и в нем.
Теперь, когда вопрос о месте строительства был решен, нужно было решить, как он будет выглядеть. И это тоже было сложно, ибо храм должен был быть похож на храмы всех религий мира и одновременно - ни на один из них. Казалось, решить эту проблему невозможно. Греческие колоннады, христианские купола, мусульманские минареты, китайские пагоды, буддийские башни не хотели складываться в единое целое. Что-то все время рассыпалось, одно противоречило другому, гармония упорно не желала явиться, чтобы объединить все в единый аккорд Осанны. И архитекторы, и мудрецы равно приходили в отчаяние. Они видели в этом тайный знак того, что Истина упорно не желает спуститься на Землю, а люди так без нее страдали и так к ней стремились, что им уже некогда было ни заглянуть в себя, ни посмотреть на звезды. Мир был обречен блуждать во тьме.
Но однажды ночью одному знаменитому архитектору пришло озарение. Ему приснился огромный белый храм, одновременно и залитый светом и излучающий его. Ослепительно белый на фоне ярко-голубого неба, он возвышался над раскаленными песками пустыни как символ вечности Духа, как луч Света, уничтожающий тьму. В нем, действительно, были слиты элементы различных архитектурных стилей, всего того, что казалось ранее несоединимым, но здесь, в этом храме, была найдена какая-то удивительная, почти неземная гармония, ранее не ощущаемая никем, но теперь как бы явленная миру. К храму с четырех сторон вели широкие ступени. Их было 49. Семь раз по семь, а с четырех углов его, как стражи, охраняли взметнувшиеся ввысь минареты. Легкие и в то же время надежные в своей внутренней твердости колонны поддерживали портики, центральная часть алтаря храма венчалась куполом, а уголки крыши над боковыми приделами изящно изгибались вверх, по старинному китайскому образцу. Каким-то невероятным образом в Храме проступало все, что существовало когда-либо в архитектуре Земли, и каждый смотревший на него видел его по-своему. Одним он казался похожим на египетскую пирамиду, другим - на Парфенон, кому-то - на Вавилонскую башню, а кто-то утверждал, что в основе проекта - собор Святого Петра в Риме. Но что бы ни утверждали мудрецы, на чей суд проект был представлен, все они самым невероятным образом впервые в жизни сошлись во мнении, что это было отражением Истины, явленной миру Богом, и что именно так и должен был выглядеть Храм.
Строительство началось немедленно. Со всей Земли съехались десятки тысяч людей, чтобы проложить в безводной пустыне дороги к той самой заветной точке планеты, где должен был быть построен Храм. Стать Строителем Храма Истины считалось исключительно почетным, и потому многие тысячи людей добивались права часами изнывать здесь под палящими лучами солнца, лишь бы на секунду увидеть знаменитого Мудреца, руководящего строительством, чтобы, припав к его ногам и обжигая руки раскаленным песком, умолять позволить им вложить и свой камень в основание Храма Истины. Мудрец не любил таких просьб. Он лично заложил краеугольный камень в основание Храма, и ему была неприятна мысль о том, что еще чьи-то камни, камни совсем неизвестных миру людей, могут оказаться рядом с его собственным. Чтобы поменьше выслушивать подобных просьб, он никогда не ходил один, а завел себе свиту, ставшую вскоре его охраной, весьма гордившейся своей участью, ибо она была охраной будущего Главного Жреца Храма Истины.
Несмотря на огромные и поистине героические усилия, прилагаемые людьми, на фантастические суммы, выделяемые правительствами всех стран, строительство храма продвигалось исключительно медленно. Казалось, Истина не желала являться миру. И от этой мысли даже будущий Великий Жрец приходил иногда в отчаяние.
- Господи! - восклицал он по ночам. - Ведь я же строю Храм, в котором должна пребывать Твоя Истина. Так помоги мне! Сотвори чудо: сделай так, чтобы строительство пошло быстрее.
Но сколько бы он ни просил, сколько бы ни молил, строительство шло все с той же скоростью.
"Бог отвернулся от Земли и не желает явить ей Истину," - горестно вздыхал будущий Великий Жрец, и слезы отчаяния затуманивали его взор. Но слезы эти он вынужден был тщательно скрывать от людей, ибо никто не должен был сомневаться в том, что вскоре узрит Истину, поскольку людям давно уже казалось, что Храм Истины и Истина - это, в сущности, одно и то же. Воздвигни Истине Храм, и ты уже владеешь ею. Вопрос только в том, чтобы суметь его воздвигнуть.
Но рано или поздно должны были появиться инакомыслящие. И постепенно начали появляться скептики, заявившие, что Храм никогда не будет построен, да он Земле и не нужен, ибо Истина все равно никогда человеку не явится. Этот скептицизм был отражением их отчаяния, ибо, пожалуй, именно они больше других мечтали об Истине. Она им являлась в снах, озаренная изумительным светом, исходящим откуда-то изнутри, сверкающая, незабываемая, являющаяся для того, чтобы объявить, что она существует, что она идет по миру, придет и к ним, если они только по-настоящему захотят ее увидеть. И скептики очень этого хотели, но боялись ее никогда не встретить, так что вслух заявляли, что Истина недостижима.
К сожалению, та же мысль стала преследовать и Великого Жреца, ибо храм просто не желал строиться. Ему представлялось, что раскаленное солнце пустыни уничтожает все. Даже белый мрамор начинал плавиться под его лучами и становился мягким, как воск. Такого еще никто никогда не видел. И появились те, кто стали утверждать, что люди, мол, неправильно поняли свою задачу, что их попытка строить Храм Истины преждевременна, что Бог сам должен указать сроки строительства, и нужно ждать Откровения.
И такие откровения стали появляться. Почти каждую неделю сообщали о каком-то новом Посвященном, которому во сне или наяву являлась истинная дата закладки Храма и окончания его строительства. Несмотря на то, что посвящение все получили одинаковое, данные у них были разные. Одни говорили, что люди уже опоздали, и Храм нужно было начинать строить почти десять лет назад, тогда он был бы уже построен, и Земля пропиталась бы уже светом Истины, другие, напротив, утверждали, что люди поторопились, и еще не пришло время Великого Откровения.
Жители Земли были окончательно сбиты с толку. Они не знали, что делать: продолжать ли строительство или совсем отказаться от него.
И неизвестно, чем бы все это кончилось, если бы однажды Великий Жрец, стоя глубокой ночью на ступенях строящегося Храма и в очередной раз вопрошая Бога о том, что же ему делать, умоляя вразумить его, не услышал обращенного к себе голоса: "Ты достроишь Храм, и суждено тебе будет познать Истину". С того самого дня строительство, до того почти уже замершее, пошло невероятно быстро. Можно было подумать, что камни сами складывались в стены, а глыбы гранита сами собой отесывались, превращаясь в колонны. Храм рос не по дням, а по часам, и вскоре строители подошли к возведению купола. Это было очень ответственно: ведь купол, подобно главе, венчал собор, под ним была алтарная часть, и Луч Истины, который должен был поселиться в Храме, не мог проникнуть в него иначе как через купол. Это точно знал Великий Жрец, а многие другие догадывались об этом. Потому его возведение превратилось в особую церемонию, на которой присутствовали многие монархи, президенты, премьер-министры или их представители. Главы всех существовавших на Земле конфессий отслужили перед началом работ над куполом свой молебен, втайне надеясь, что эгрегор именно его Церкви привлечет к Земле Луч Истины.
Возведение купола заняло три дня. Когда же он был закончен и строительные леса с него сняты, все изумились необыкновенной, божественной красоте как купола, так и Храма. Он сам казался Истиной, и никто не сомневался, что в назначенный срок торжественного открытия его алтарь будет освящен вспыхнувшим на нем факелом Истины.
И когда настал этот торжественный и такой важный для всех землян момент, и Великий Жрец Храма Истины обратился к Богу с просьбой освятить алтарь бессмертным светом и зажечь, наконец, на земле факел Истины, миллионы людей по всей Земле замерли в напряженном ожидании. Они устремили глаза на алтарь и ждали чуда. Они мечтали увидеть этот бессмертный луч, ради которого столько страдали, так много спорили, трудились, на который все они надеялись и которого ждали многие тысячи лет.
Но чудо не происходило. Факел на алтаре не вспыхивал божественным огнем. Великий Жрец был в отчаянии.
- Ну как же так, Господи! - горестно воскликнул он. - Ведь ты же сам обещал мне открыть Истину!
- И я сделал это, - раздался неожиданно голос с небес. - Вы строили храм и думали, что здесь и только здесь может обитать Истина. Но вы выстроили не тот храм. Взгляните в самих себя и задумайтесь, что внутри вас? Не здесь ли должны вы были выстроить Храм Истины, которая давно уже ходит по Земле изгнанницей. Люди встречаются с нею и не узнают ее лица. Она направляет на них свой луч, но они не обращают на него внимания, она говорит с ними, но они не внемлют ей. Они слепы, и до тех пор, пока длится эта душевная слепота, и не готов Храм, не загорится в нем Луч Истины. Вы можете воздвигать храмы из камня и зажигать в них огонь, но от этого огня не вспыхнет светом душа. Тот огонь, который даю я, неземной, но лишь он способен воспламенить душу. Оглянитесь вокруг себя, ибо сейчас вам будет явлена Истина в своем подлинном Храме.
Пораженный Жрец отвел глаза от алтаря, куда он все еще продолжал смотреть, и обвел глазами зал. И вдруг он увидел, как откуда-то издалека, от самого порога Храма, заструился яркий свет. Он становился все сильнее, но был похож скорее на нежное сияние, чем на жесткий луч, и однако ощущалось, что свет этот может проникать сквозь стены и разрушать преграды. Пытаясь найти источник непонятного света, люди начали тревожно оглядываться, поворачивать головы, стараясь протиснуться поближе к порогу, надеясь увидеть, откуда исходит Свет Истины. Каково же было их удивление, когда они увидели, кем же был этот Избранный, что принес им Великий Свет. Им оказался старый садовник, которого знали все и которого никто не замечал. Всю жизнь он выращивал розы, тюльпаны, гвоздики и хризантемы, незаметно даря людям красоту. И сюда, в эту безводную пустыню, он приехал с тем же. Ему хотелось, чтобы и здесь зацвели цветы.
- И они зацветут, - раздался вдруг голос свыше. - Да, здесь, в этой пустыне, зацветут Розы. Розы Любви, Истины, Света, выращенные тобою, старик. Это ты Великий Жрец Храма Истины, и отныне ты будешь здесь служить мне, и ты будешь зажигать эти сердца и души, ибо только от твоего огня способны они загореться светом Любви. Ты построишь мне храмы, но это будут подлинные храмы, ибо они будут в душе каждого, и они будут вечны.
И все расступились, чтобы дать дорогу Великому Служителю Истины, который уверенно и спокойно прошел к алтарю, чтобы продолжить свое вечное служение.
 
 
 
© Марина Купченко
Категория: Сказки Доброй Волшебницы | Добавил: leonatus | Теги: сказки доброй волшебницы
Просмотров: 542 | Загрузок: 295 | Рейтинг: 5.0/2
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]